Вхід на сайт



КАЛЕНДАР



До 130-річчя від дня народження Григорія Базими: матеріал підготував Олександр Капітоненко PDF Друк e-mail
Краєзнавчі розвідки - Краєзнавство
Написав Administrator   
Вівторок, 04 грудня 2018, 08:52

Базима Григорій Якович (1888-1970) — активний учасник партизанського руху на тимчасово окупованій нацистами території України у 1941—1944 рр. Вчитель за фахом (навчався у Дяківській вчительській семінарії).
Народився в селі Дич (нині Буринського району Сумської області). Прапорщик царської армії, учасник громадянської війни 1918−1920 рр., До початку Другої світової війни працював директором неповної середньої школи у м. Путивлі. 

 
У вересні 1941 р. бул назначений начальником штабу одного з путивльских партизанських загонів, котрим командував С.В. Руднєв. Після об"єднання партизанських загонів С.А. Ковпака та С.В. Руднєва у жовтні 1941 р. став начальником штабу Путивльського об"єднаного партизанського загону, згодом Сумського партизанського з"єднання під командуванням С.А. Ковпака. Учасник Карпатського рейду. 
В січні 1944 р. за станом здоров"я був відкликаний на  партійну роботу.
Внизу подаються спогади про Г.Я. Базиму 
І.М. Сахарова, опубліковані на сайті газети "Путивльські вісті" (мовою оригіналу):
"За год до того меня самого укусила гадюка. Я попытался силой вытащить попутчика на дорогу, он стал сопротивляться, кричать. Прибежала его мамаша, и, не вникая в подробности, схватила меня за ухо...
Я подошел к дубу, стоявшему возле нашей хаты, и прислонился спиной к теплой шероховатой коре. Дуб этот был моей «нянькой» – ему я жаловался, получив нагоняй от родителей, а укладываясь спать, любовался игрой лунного света на его могучей кроне.
...Неожиданно подъехал грузовик с тентом. Из кузова посыпались школьники, а из кабины вышел Базыма. Он направился к хате, но, увидев мою страдальческую физиономию с опухшим ухом, повернул к дубу.
Григория Яковлевича я знал, сколько себя помнил – он бывал у нас часто.
– Что это с тобой? – поинтересовался он, и тут же повернулся в сторону отдыхающих: видно, сразу понял, что родители так со мной обойтись не могли. Обидчики мои стали быстро грузиться и удалились. Базыма вынул из кармана сахарного «петушка» на палочке и дал мне. Я взял гостинец и заплакал... Он стал утешать меня, как родного ребенка, гладил по голове и приговаривал: «Все недоброе проходит, вот вырастешь, станешь большим, научишься постоять за себя».
Подошла мама, поздоровалась с гостем, Григорий Яковлевич попросил у нее ведерко – набрать воды из «партизанского колодца». Приезжая с экскурсантами, он всегда заходил поговорить с моими родителями, а мне обязательно вручал «награду за боевые заслуги» – леденец или пряник.
Запомнился один разговор Базымы с моим отцом.
– Да вчера набрел я на череп, – рассказывал отец. – Эх, молодой был. Зубы, как чеснок. Жить бы ему да жить!
Отец не задумывался над тем, чьи кости находил он в лесу: немецких солдат или наших. Брал лопату и хоронил. Он хлебнул горечи гражданской войны, и относился с ненавистью ко всем войнам вообще.
Мать часто приглашала Григория Яковлевича перекусить, но за стол он у нас никогда не садился. Его, видимо, смущало то, что семья наша, не имея собственного угла, жила весьма
бедно. Он, конечно, знал, что отец мой считался кулаком и спасся от репрессий, устроившись работать на Конотопском паровозовагоноремонтном заводе.
В годы Голодомора 1932-1933 годов семья наша уцелела только благодаря отцовскому трудолюбию и материнской изобретательности. О бедах коллективизации Базыма с родителями не говорил никогда – в те годы это было просто невозможно, но глубоко нам сочувствовал.
Помню, Путивльское лесничество одержало победу в соцсоревновании. На Старом кордоне собрался весь трудовой коллектив, провели торжественное собрание, сфотографировались на память. А потом, когда уже половина народу разошлась, Базыма, присутствовавший на собрании, сказал: «Неправильно мы сделали. Сфотографироваться нужно с переходящим знаменем».
Все, кто остался, снова уселись перед фотоаппаратом, а знамя Базыма вручил моему отцу: «Держи, Матвей Григорьевич, ты заслужил это!»
Летом на кордоне обитал и родной брат прославленного партизанского комиссара – Василий Васильевич Руднев. Он ставил там свою пасеку. Завидев меня, обычно вопрошал: «Что не заходишь ко мне в гости?»
А когда я появлялся на пасеке, обязательно угощал медом.
Под руководством Г.Я. Базымы шло создание Партизанского заповедника – целого музейного комплекса в Спадщанском лесу. Были восстановлены две землянки, лесхоз построил домик-музей и высадил еловую аллею. Смотрителем музея стал мой брат Анатолий, демобилизовавшийся из армии. Работы хватало. Нужно было разместить в лесу указатели, обустроить Братскую могилу... В ту пору Григорий Яковлевич бывал в лесу очень и очень часто. С моим братом он никогда не говорил начальственным тоном, но умел увлечь какой-либо неотложной работой. Анатолий же постоянно донимал старого партизана расспросами. В частности, о том, где же застрял немецкий танк Т-3 № 201 во время боя 19 октября 1941 года? Григорий Яковлевич поведал ему, что гитлеровцы планировали после уничтожения партизанской базы на Старом кордоне сжечь также и домик лесника в полутора километрах в сторону Новой Шарповки. До войны там жил лесник Лучко. Но дорога туда оказалась для танков непроходимой – болотистое место.
Интересовался брат и тем, как складывались в условиях партизанского отряда отношения между мужчинами и женщинами. Базыма давал уклончивые ответы. Уже позже, во время областного комсомольского слета, секретарь обкома ВЛКСМ рассказал Анатолию, что тоже задавал Григорию Яковлевичу такой вопрос. Ему Базыма ответил более откровенно. Даже во время войны жизнь брала свое, и по ночам под телегой можно было увидеть «две пары ног». Любить не возбранялось. Регистрировали браки, а беременных женщин старались любыми путями переправить в тыл.
Уже будучи студентом, я, приезжая на каникулы, иногда встречал Григория Яковлевича на улице. Мы беседовали как старые добрые друзья. Я видел в нем тончайшего психолога, глубоко переживающего за людские судьбы.
Летом 1970-го года Григория Яковлевича Базымы не стало. В сквере второй городской школы, носящей его имя, ныне возвышается бюст партизанского вожака. Постамент окружает ухоженная клумба – свидетельство любви и уважения к памяти воина, патриота, педагога.
Прогуливаясь, мы с женой часто приходим туда поклониться мужеству и доброте этого замечательного человека.
И.М. САХАРОВ, г. Путивль"


Останнє оновлення на Вівторок, 04 грудня 2018, 08:56
 
© 2018 Бібліотека Бурині. Всі права захищено!
© 2010-2011 Бібліотека Бурині: м.Буринь, Сумська обл., Україна.

Опитування

Як частенько буваєте в бібліотеці?
 

Зараз на сайті

На даний момент 74 гостей на сайті